delerje (delerje) wrote,
delerje
delerje

Category:

Книжное: Лоран Бине «Седьмая функция языка»

Замечательная книга. Замечательная в своей абсурдности, треше и угаре. Она наверняка не понравится вашим бабушкам и мамам, не зайдет вашим детям. Она понравится только вам – и то лишь в том случае, если вы филолог.
Loran Bine Sedmaya funktsiya yazyka

В связи с этим возникает вопрос: а о чем вообще думали издатели, если целевая аудитория этого романа столь мала. Ну, сколько там тех филологов (я как раз филолог, поэтому мне норм)? А сколько человек из филологов купит эту книгу? Кто-то просто о ней не слышал, кому-то станет жаль денег. Почему ходовые, популярные книги не переводят, а вот это произведение – ладно, завоевавшее несколько престижных премий, – пожалуйста.

При чтении главное – не сломаться на 2 или 3 главе, где поясняется, что такое семиотика. Вообще в романе периодически появляются такие чисто научные лекции по языкознанию. Про Якобсона вставка была прекрасной. Но надо реально смотреть на вещи – кроме филологов, это никому не будет интересно.

А вообще, это детектив. В 1980-х годах в Париже грузовик сбивает критика, семиотика, философа Ролана Барта. Это реальный человек – и большинство героев тут тоже реальные. И писатель о них упоминает под их реальными фамилиями. Это как если бы Аксенов в своей «Таинственной страсти» вывел всех героев под настоящими именами. А французы ничего – читают и радуются. Говорят, что только один упомянутый в книге герой подавал на автора этой книги в суд, но безрезультатно.

Так вот, у Барта с собой был важный документ, который ищут представители спецслужб Японии и Болгарии. А французы вроде как бы и знают об этом документе, где раскрывается очень важная, почти магическая функция языка, но при этом плетутся позади планеты всей.

Расследовать происшествие с Бартом назначают комиссара Байяра, который вообще ничего не понимает в семиотике в частности и в языкознании в целом, поэтому находит себе помощника – молодого преподавателя Симона Херцога. Как подчеркивают многочисленные книжные блогеры, пишущие об этом романе, инициалы Симона Херцога совпадают с инициалами Шерлока Холмса. Я пока прочитала ровно половину романа, но никаких шерлокхолмсковских озарений со стороны Херцога не заметила, поэтому слабое такое замечание.

Продолжаю про сюжет. Выясняется, что в среде филологов есть тайный клуб, где на сцене сходятся ораторы и соревнуются в красноречии, обсуждая какую-нибудь одну тему, например, «Католицизм или марксизм?», ну, и подобное. Тот, кто проиграл, лишается пальца на руке. Топориком рубят тут же. Короче, треш – и очень смешной треш.

Это как если бы у вас была коробка с хомяками, и вы внезапно обнаружили, что они организовали бойцовский клуб и отгрызают проигравшему голову. Я не знаю более скучных, солидных и спокойных ученых, чем филологи. Тоже мне, боевые хомячки!

Читаешь «Седьмую функцию языка» с не сходящей с лица улыбкой. А уровень абсурда в ней все время зашкаливает. То Симону Херцогу по говору нужно вычленить алжирца, и сделать это предлагается в бане, полной гомосексуалистов. И вот опускается перед Симоном на колени паренек, чтобы сделать приятное, а Симону нужно непременно его разговорить.

То Антониони (ага, тот самый, режиссер) проигрывает в «бойцовском» клубе и лишается пальца. А влюбленная в него Моника Витти его по голове гладит, жалеет.

Я не знаю, чем все это закончится, но в эту книгу я была влюблена примерно с 70 страницы из 1000 на моей читалке.
Tags: детектив, книги, современная проза
Subscribe

Posts from This Journal “современная проза” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments